Пчела Упала!

 updated 05.10.05 :::новое на сайте ::: ¤ главная   ¤ about нас   ¤ друзья&коллеги   ¤ гостевая   ¤ e-mail
[an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive]


::ПРОЗА ЖИЗНИ::
::ЭПИЧЕСКАЯ СИЛА::
::ТЕКСТУРА ВРЕМЕНИ::
::НЕЕСТЕСТВОЗНАНИЕ::
 


ПРОЗА ЖИЗНИ

АПРОНИАН*  

Митродора

* * *

Ночь. Новый облик, знакомое имя, прежний аромат - гармоничный альянс розы и фиалки на пленительном фоне цветов ландыша, ириса и магнолии. Smarzudens RIDZINIECES NOSLEPUMS PARIZE RIGA 60 ml 2.03 fl. oz. leteicams izlietot lidz termina beigam, kas noradits uz futraja. (Рекомендуется использовать до конца срока, указанного на футляре). Два горячих тела слились в темноте.


ДЕНЬ ПЕРВЫЙ.

Я оказался в комнате с розовыми стенами, совершенно голый. Ничего о себе не знаю, даже свой пол. Думаю, что я мужчина, по крайней мере, очень на это надеюсь. Первая мысль: зачем я здесь? Быстро осмотрел все вокруг. Окон нет, но сквозь стены все-таки проникает нежный свет. Есть одна дверь, но она заперта. Попытался открыть - бесполезно. Больно, обидно, но неизбежно. Посидел, подумал - смирился. Площадь небольшая, но здесь тепло и уютно. Интересно, как здесь с питанием. Боюсь, что очень скоро мне захочется есть. Не буду поднимать панику, тем более, я уже стал понимать: место, где я сейчас нахожусь, сильно отличается от того, что за этой запертой дверью.
На самом деле, мне и идти-то некуда. Решил - буду жить здесь.

ДЕНЬ ВТОРОЙ.

Ерм* сказал, что я должен находиться здесь 280 дней. Вы спрашиваете: "Кто такой Ерм?" Ерм - это вестник, который живет внутри каждого из нас, он предупреждает нас об опасности, подсказывает, как следует поступать в сложных жизненных ситуациях, а главное, он указывает нам на наши недостатки, обличает наши пороки. Когда человек в хороших отношениях со своим Ермом, то он всегда рядом с ним, а если нет, то к этому несчастному придет Галина*. Они не могут быть с вами одновременно, поэтому, если рядом Галина, Ерма вам уже не услышать. А ведь именно он помогает нам стать лучше и чище, но это там, за этой дверью, там, где вы все. А здесь мы с ним просто друзья.

ДЕНЬ ПЯТНАДЦАТЫЙ.

Из дома по-прежнему никуда не выхожу. Хотя бывали моменты, что сорвался бы отсюда и побежал, только бы не видеть эти жуткие стены, но Ерм говорит: еще не время. Смиряюсь.
Сегодня сделал себе небольшую рогатку. Должно же быть у мужика оружие*.
Вообще-то здесь неплохо, но иногда бывает очень страшно, особенно ночью. В темноте стены моей комнаты становятся кроваво-красного цвета, за дверью появляется жуткая черная тень, становится невыносимо жарко. Зловещий незнакомец как будто старается ворваться ко мне. Он приходит часто, но не надолго. В течение трех-четырех минут он ломится, рычит, а потом, всхлипнув, уходит.
А один раз меня тут какой-то гадостью накормили. Как не умер - не знаю! Так вот и живу.
Осталось примерно 265 дней.

ДЕНЬ ДЕВЯНОСТЫЙ.

Стала тут одна красотка наведываться. Встанет за стеной и молчит. Жаль, что лица ее не видно, но наверняка хорошенькая. Жаль девчонку, влюбилась. А зря, я парень-то какой - я не как все, понимаете, я любить-то никого не могу.

ДЕНЬ ДЕВЯНОСТО ДЕВЯТЫЙ.

Я уже испортил дюжину страниц. Будто только что выпавший снег, они лежат разбросанные по всей комнате. Со мной такое впервые, так много хочется написать, мысли перебивают друг друга. Пишу - зачеркиваю - рву; снова пишу, и все не то! Это из-за нее! Я каждый раз говорю себе: "Неправда! Я не влюблен! Нет, конечно! Это все сказочки для тех мальчиков за дверью, я не такой, я другой, особенный. Я никогда никого не любил и не полюблю, и пусть не думает, что она исключение. Правда, Ерм?". Но в это время рядом всегда Галина. Может быть, это к лучшему, ведь Ерм никогда не врет. А если он ушел, значит, что-то не так.
Я прекрасно знаю, что мне не надо туда ходить, и всякий раз, как последний дурак, проклиная себя и в то же время, оправдывая, иду.

ДЕНЬ СТО ВОСЬМОЙ.

Сегодня я стал мужчиной! Стыдно признаться, но я весь день любуюсь своим телом. Мужским телом! Сразу потребовал пива с рыбой. Даже захмелел немного, не знаю, правда, от чего. Наверное, от счастья.

ДЕНЬ СТО ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ.

Мне снилась женщина. Ее красивое лицо было слегка припухшим от слез. От нее пахло то ли розой, то ли фиалкой, то ли всем сразу, точно не разобрал. Она была в ослепительно белом платье, которое почти сливалось по цвету с ее нежной кожей. Все в ней было кристально чистым. Вот только руки… Они были будто не ее. Женщина мыла свои огромные ладони, на мгновенье они становились такими же белыми, как она сама, но черная с красным отливом грязь проступала на ее руках.
Весь день пролежал.
С ней что-то не так. Волнение душит меня. Кажется, сердце стало таким большим, что ему уже не хватает места, и оно вот-вот вырвется наружу. ОНА стояла вчера на том же месте, так же молчала, но жуткая тревога кричала во мне. ОНА вела себя так же, но была другой. Мне даже показалось, что кто-то из нас умер.
Галина, уйди! Я прошу тебя! Пусть придет Ерм! Он все знает.

ДЕНЬ СТО ТРИДЦАТЫЙ.

Как боль

***
Помнишь свой сон, когда ты в ужасе бежишь от страшного кого-то, ты не видишь его, но чувствуешь - еще немного, и он причинит тебе нестерпимую боль. Хочешь крикнуть, позвать на помощь, но рот-предатель беззвучно открывается, ты не можешь произнести ни слова; бежишь изо всех сил, но почему-то остаешься на месте. Он уже почти догнал тебя, страх колючим холодом обжигает твое тело. Ты просыпаешься, вытираешь мокрое от слез и холодного пота лицо и совсем скоро забываешь этот сон…
Твой бедный малыш также пытался убежать в тот день, он открывал свой ротик, закрывал неокрепшими красными ладошками свое лицо, и потом замер в безмолвном крике. Что чувствовала ты, когда, по твоему согласию, ввели специальный раствор в его тело? Что чувствовала ты, когда твой мальчик сгорал заживо в страшных муках, как от напалма?
Он был славным пацаненком, смешным фантазером. Ты знаешь, он почему-то с первого дня знал, что он мальчик и даже сделал себе рогатку. Потом, на шестнадцатой неделе, когда определился его пол, он выбросил ее. Это было в тот день, когда тебе очень хотелось пива с рыбой. Помнишь?
А еще он был влюблен, ему казалось, что взаимно. И он не ошибался, ты ведь действительно сначала любила его. Когда в тишине ты опускала руку на свой живот, он видел ее тень и беседовал с ней. Но после того, как было принято это страшное решение, он тут же почувствовал отчуждение. Я не мог сказать ему правду.
Кто-то пришел. А, Галя, заходи…

Одинокий Ерм


***

Ночь. Знакомый запах розы и фиалки. Два горячих тела...



Апрониан - непредвиденный (греч.). (назад)
Ерм - вестник (греч.). (назад)
Галина - тишина, спокойствие (греч.). (назад)
См.: Брат Никодим (Хуарес).Мобильные телефоны и комплекс кастрации (назад)



Ну и как вам ОНО?

Имя
E-Mail:
WWW:
Мнение: