Пчела Упала!

 updated 05.10.05 :::новое на сайте ::: ¤ главная   ¤ about нас   ¤ друзья&коллеги   ¤ гостевая   ¤ e-mail
[an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive]


::ПРОЗА ЖИЗНИ::
::ЭПИЧЕСКАЯ СИЛА::
::ТЕКСТУРА ВРЕМЕНИ::
::НЕЕСТЕСТВОЗНАНИЕ::
 


ПРОЗА ЖИЗНИ

ГОЛОСАРИЙ
нечто о Воронеже

СТЕНТОН ДЕ ГРАНЧАК, рыцарь нах

ГОВОРИТЬ НА ЕЕ ЯЗЫКЕ

Меня стоит послушать хотя бы потому, что я ни разу не видел Воронеж трезвым. На днях подумал об этом и ужаснулся. Когда я в Воронеже, либо я, либо он - пьяные. Сначала я был здесь студентом, потом . проездом в городе моей студенческой юности. В таких случаях с собой ничего нельзя сделать. Да и не стоит. Это как любовь к женщине: смотришь ей в глаза, и земля начинает уходить из-под ног. Когда поезд подъезжает к городу, меня сбивает с ног синева воронежского водохранилища. Я перестаю чувствовать годы и иду курить в тамбур. Во время первой затяжки в заплеванном и вонючем загончике я самый счастливый человек. Мне больше ничего не надо. Хотя позвольте. Все-таки хоть в чем-то я нуждаюсь.
Я выхожу из вагона и сразу же иду к палаточкам, расположенными рядом с пригородными кассами. Черт, я еще студентом обожал их за демократичность. В них не стесняются брать "по сто" ни профессоры нашего университета, ни известные журналисты, ни бомжи, ни б%@ди. В этом месте стеснительность - непозволительная дурость. Холодная обжигающая воронежская водка по семь рублей с копеечками за полстаканчика и пирожок с ливером от толстой торговки за возможность забыть, что ты в дикой Западной Монголии. От этого откажется только полный кретин или стерильный Майкл Джексон. Как европеец, которого судьба забросила в Азию, я умею ценить природу и ее детей. Я беру пирожок с потрохами животных и спрашиваю у торговки:
- Как проехать до Грязей?
- Хрязи . это на электричке, - отвечает она и мягкое фрикативное "г" заставляет поглупеть мое лицо. Блаженную улыбку в этом месте моего очередного знакомства с городом не сдержать.
Я отхожу, залпом допиваю вонючую воронежскую водку и закусываю серым пирожком. В этот момент для меня не существует времени, я становлюсь бессмертным. Я просто смотрю на людей, которые не видят прозрачно-зеленого воздуха, который поднимается вверх. В этот момент я вне понятий "добро" и "зло". Я влюблен и чувствую, что окутан любовью.
И вот обязательно. Повторяю . обязательно, бомж попросит закурить. Я даю ему сигарету и чувствую вонь. Я опять улыбаюсь. Когда любишь женщину - говоришь исключительно на ее языке.
К сожалению, в последнее время я приезжаю в Воронеж все реже и реже. Однако даже в редкие наезды со мной случаются такие интересные вещи, что молчать больше нет сил.

ДОВЕЗТИ ДО МИНЕТА

Как ни приедешь обязательно напьешься. Это неизбежно. К тому же так пить водку, как в Воронеже, могут только в Питере. Да и то зимой. В тот день я сильно напился в родной "семерке". Хотелось вздремнуть, но я еще не откатал обязательную программу. После "семерки" в прейскуранте значилось "Селин". Деликатес, надо отметить. От такого общения даже по пьяни не откажешься. Поэтому вылетаю на Хользунова и начинаю тормозить тачку.
Б@%дь, две не хотят везти. Конечно, улица Ломоносова . это лес, бандиты и гомосеки. Начинаю материться. Зима же, а я по дебильной московской привычке без ушанки и валенок. А здесь ветер дует со степи. Что это такое, спросите у ямщика из знаменитого шлягера времен феодализма и смутного времени.
Стою, размышляю так. Бац! Остановился голубчик! Грязненький жигуленок, абориген за рулем, то, что надо. Открываю дверь, и меня сбивает с ног здоровый крестьянский смех. До меня туго доходит: А что здесь смешного? Ну без валенок, ну не по моде одет, но деньги же платить буду. К своей работе нельзя так халатно относиться.
В перерыве между припадками смеха договариваюсь с ковбоем о цене поездки. Сошлись на двадцатнике. Я сажусь и передумываю ехать к Селину, вспоминаю еще один адресок и говорю жизнерадостному извозчику:
- На Машмет.
Парень тут же тухнет, как-то мрачно косится и заявляет:
- Ну вас городских на х... . Не повезу.
И останавливается. Я тихо х...ею и медленно и членораздельно вопрошаю:
- Почему?
- Да ну вас, пидоров, - говорит сын степей.
- Позвольте, - начинаю я возмущаться, но больше мне ничего рассказывать не пришлось. Парень тут выложил свою историю о нелюбви к горожанам.
Дело было так:
- Ну стою я на памятнике Славы, где красная пирамида. Встал подальше от таксистов, зае...т же суки. Жду клиента. Подходит соплячка, садится, я врубаю первую. Двигаемся. Я ее, б...ь такую, спрашиваю:
- Куда?
А она, мандовошка, в ответ говорит:
- Минет - 30 рублей.
Цена думаю нормальная, подвезу. Только я город еще плохо знаю, из Верейки я, недавно подрабатывать стал. Поэтому говорю ей:
- Слушай, я не знаю, где этот район находится, ты мне дорогу показывай, довезу.
Так она сука мне в штаны полезла, я чуть на обочину не вылетел.
Ну тут уже я в три погибели согнулся. Мужик поначалу даже дернулся. Но потом ко мне присоединился. Последний раз я так смеялся на своей свадьбе, когда понял, что мне кранты. К бабе я само собой не поехал. А на х...? Поехал к Селину, на Ломоносова. Со свежим анекдотом. По дороге захватил водку.

ДИМА ИРИСКИН

Как сейчас помню. Декабрь 1995 года. Я и Андрей Дударев сутки пропьянствовали в "четверке" в обществе трех первокурсниц с РГФ... В родную "семерку" приехали с больной головой и единственной мыслью - опохмелиться.
Вот она родная стоит, вваливаемся. И тут же попадаем в дружеские объятия пьяных друзей. Мелькает мысль: "Повезло". Но надо соблюсти приличия, поэтому спрашиваю:
- Какой повод?
Повод, надо сказать, был королевский. К Диме Ирискину приехал армейский друг Тимоха. Причем не один, а с деньгами. По этому поводу компания в десять человек собралась в культовый клуб "Feed back". И кто в нее входил - богатыри! Большой, Селин со Светкой, мы, Тимоха с Ирискиным, еще кто-то и Латарцев. Латарцев - это уже сам по себе повод. А тут у него еще жена дня три назад ребенка родила.
Поэтому мы грузимся в два таксомотора и летим в "Feed back". Перед входом берем четыре бутылки водки, которую, правда, тут же отбирают. Однако деньги есть, и мы неслабо надираемся в клубе. Без закуски.
Пора расходиться. Вот тут-то и начался цирк.
Сразу хочу отметить, что в то время в Воронеже пьяных хватали прямо на улицах и сдавали в трезвяки. Город таким образом зарабатывал деньги. Посещение заведения стоило около ста рублей. Больше, чем стипуха! "Feed back" у воронежских ментов пользовался славой "рыбного места", поэтому рядом с клубом всегда дежурил патруль в "козле", готовый в любой момент дать городу план по сдаче граждан в вытрезвитель. "Feed back" был своеобразной ловушкой - войдешь, но не выйдешь. Серые гады на выходе обязательно повинтят. Своеобразная река Лета, нах.
Но нам-то пох... . Первым отвалил Большой с частью компании. Правда, через три минуты вернулся.один. Других повинтили, а его оставили. Габариты солидные, глаза горят . решили не связываться.
Пошли выручать. На переговоры рванули Латарцев и Большой. Через три минуты вернулся Большой. один. Латарцева повинтили, а Большой хоть и сам лез в бобик - не поместился. Габариты солидные.
Пошли выручать. Когда вышли на улицу, выяснилось, что спасать уже некого. Менты уехали и забрали пленников. Ну что ж, решили идти в общагу. По дороге, как водится, все потерялись. Нашлись уже у Селина в комнате. Последним пришел Ирискин:
- Ну и дорога была! Трижды с ментами пообщался. Первый раз на Плехановской . отпустили. Второй раз у Автовокзала . отпустили. Я стал умнее и решил пробираться дворами, но и это не спасло. Осталось перейти одну улицу . Хользунова, но - повинтили! Прямо напротив сорок шестого гастронома!
Остановили двое. Добрый и Злой. Я как их увидел, у меня воля к сопротивлению сразу пропала. Подумал - конец.
Однако Дима ошибался. Менты просто так никого не хватают. Они - представители закона и зазря наших граждан не мучат. Они сначала выясняют, в чем воронежцы виноваты, а уж все остальное потом.
- Пил? - грозно спросил Злой.
- Пил, - согласился Дима.
- Где был?
И здесь вижу, говорит Дима, что Добрый ко мне все-таки проникся. Заулыбался и отвечает:
- У девушки, наверное.
- У девушки, - ловит, как спасательный круг, Дима.
Но Злой свое дело знает четко.
- Что пили? - спрашивает гадюка, а то там по перегару не видно, что водяру.
Но Добрый не дает погибнуть студенту.
- Наверное, сухое вино?
- Сухое, - соглашается Дима.
- А сколько? - не отстает Злой.
И здесь, вспоминает Дима, я уже без помощи Доброго понимаю, что надо отвечать и радостно выкладываю:
- Бутылку на троих!
Ментам ответ понравился. Дима ночевал в общаге. По дороге он прихватил водку.

Надеюсь, продолжение будет. Вот опять в Воронеж собираюсь.


Ну и как вам ОНО?

Имя
E-Mail:
WWW:
Мнение: