Пчела Упала!

 updated 05.10.05 :::новое на сайте ::: ¤ главная   ¤ about нас   ¤ друзья&коллеги   ¤ гостевая   ¤ e-mail
[an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive]


::ПРОЗА ЖИЗНИ::
::ЭПИЧЕСКАЯ СИЛА::
::ТЕКСТУРА ВРЕМЕНИ::
::НЕЕСТЕСТВОЗНАНИЕ::
 


ПРОЗА ЖИЗНИ

Так писем не ждут

Хома Брут

Порфирий Николаевич бежал по мокрому асфальту. Не оглядываясь. По ногам бил рыхлый рыжий портфель, перевязанный веревкой. В его левой руке мертвой хваткой задушена пачка денег. Это премия за проявленную бездарность. Бездарность у нас любят, больше того - платят деньги, иногда большие. Он спешит. Дом за поворотом. За домом мост. Налево - церковь.
- Стой! - резкий выкрик, как выстрел в спину. Но Порфирий, не сбавляя хода, пролетает мост сворачивает направо и вваливается запыхавшийся в пивную, ни разу не оглянувшись.
- Два пива, - зажмурившись, он подводит итог нелепой пробежке.

Полумрак. Запах средневековья и отчаянные блики живого огня камина, которого почему-то нет. Когда-то здесь была таверна-напротив-церкви, прошедшая за то время, пока он ее знал, путь от тошниловки до бара. Ему здесь когда-то нравилось. В то время все было честно - выход через парадное - и ты лицом к лицу с разваливающимся складом в стиле церковь-семнадцатого-века c надписью на воротах: "Здесь Бога нет, но здесь был Вася". Так и он часто стоял, опираясь, чтобы не упасть, на бесконечно близкую стену пивной, созерцая обшарпанный храм, доверху набитый овощами. Тогда это было в порядке вещей. Теперь он предпочитает черный ход: мимо барной стойки и туалета. Так можно уйти просто, не оборачиваясь. Пусть смотрит златоглавая - кресты уже за спиной.
Но сейчас тянет под сердцем, глухо и совсем не больно.

Дома его никто не ждет… Тяжелая связка ключей в кармане, окна пусты. Во внутреннем отделении пальто белый конверт. Он медленно выкладывает на стол деньги, сигареты, письмо, ставит в ноги портфель и тщательно раскладывает, как пасьянс, предметы на столе. Деньги-сигареты-письмо. Сигареты-письмо-деньги. Принесли пиво. Теперь можно открыть и прочитать. Разорвать, вытащить на свет и… прочитать. Нет. Сначала - пиво. В конце концов, газеты он читает после утреннего кофе. Почему бы и нет?

Началось с того, что портфель не выдержал груза глупости и мусора, который он запихивал в него с маниакальным упорством, - и лопнул. А из трещины выглядывал конверт. Он его узнал. "Не думал, что прошлое вернется таким образом", - подумал он. - "Сколько времени прошло? Год или больше? А оно все ждало своего часа в недрах рыжего монстра, так и не распечатанное". Порфирий Николаевич, забывшись, курил прямо в кабинете.

Разорвать, вытащить на свет, прочитать, положить обратно, забыть на столе, придавить пустой кружкой, закурить и расслабиться?… Кажется, все уже давно кончилось. К лучшему? Может быть. Он этого и хотел. Теперь уже не важно, но, что странно, и не все равно.
Нет. В окружении знакомых, малознакомых и вовсе незнакомых посетителей заведения читать письмо он не будет, если вообще откроет его.
Мысли ходили по кругу, повторяясь, путаясь, натыкаясь, друг на друга. Он уже сидел не за своим обычным столиком в углу, а за барной стойкой, изредка перекидываясь фразами с барменом, глотая коньяк, давя сигареты в пепельнице одну за другой.

Словно бы очнувшись, он поднимает глаза - его взгляд останавливается на телефоне, намертво вросшем в стену - и набирает свой номер. Длинные гудки. Другого и быть не могло. Разбирает смех, мелкий и неприятный.

- Сейчас будет чудить…- чудится голос бармена. - Кажется, уже начал.
Нет. Не прав бармен. Порфирий чудить не собирается. Порфирий собирается напиться, потому что он всегда так делает, когда не знает на что решиться. Напиться - вместо того, чтобы решить.


Ну и как вам ОНО?

Имя
E-Mail:
WWW:
Мнение: